Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

freedom from secularism

вспомнилось...

Декаду назад "Медуза" разрекламировала одно исследование.

Главной в этом исследовании является диаграмма (привожу по оригиналу, т. к. "Медуза" сократила ее до процентов ответивших "да"):



Разброс между Нидерландами и Испанией интересен тем, что Нидерланды уже извинились перед Индонезией (правда, только за "эксцессы" во время индонезийской войны за независимость), а Испания, оказывается, за Колумба и все, что было позже, - еще нет (хотя где-то в начале этого столетия мимо меня пролетала новость, что таки извинилась). [Чуть более ранняя новость почти об этом же.]

Впрочем (возвращаясь к тому тексту, каким "Медуза" рекламировала это исследование), в нем нет не только России (боюсь, что она Голландию перегонит; причина таких мыслей - не только "крымих", но и моя когдатошняя поездка до Владивостока и обратно и некоторые более ранние разговоры в сети), но и, например, Португалии. Из бумажного варианта одной давешней статьи я узнал об одной весьма интересной карте, но на просторах интернета я увидел ее только у bambuch:



Аж даже интересно: где бы оказалась она? "Новое государство" закончилось незадолго перед смертью Франко...
noone

(no subject)

После отцовского инсульта я не могу позволить себе длительные поездки, вроде когдатошних по кремлям (предполагалось, что это будет первая часть) или до Владивостока и назад. А разные кратковременные поездки (Полоцк—Псков—Новгород или Петрозаводск—Соловки—Архангельск) оставляли после себя ощущение "маловато будет!"

Когда время поездок сократилось, я сперва решил ограничиться Синеокой. Сперва получился почти пеший поход по Полесью, потом — поездка по восточному "крылу" нашей чыгунки. Но сестра меня все уговаривала, что по Беларуси надо ездить на машине, и предлагала в этом году покинуть пределы родины. Т. к. менять паспорт я буду в следующем году, я решил сильно не думать, и проехаться по северу Украины.

Первое, что я сразу понял: я почти не имею понятия: где что можно увидеть. Ну, Чернигов — понятно; Ровно с Житомиром — города, связанные с детством Короленко (Ровно решил от этой связи отказаться, ограничившись длинным майданом его имени); побывав Биробиджане, Бобруйске, Бухаре (порядок — алфавитный), надо было заглянуть и в Бердичев; где-то что-то слышал о Новгороде-Северском и Новограде-Волынском (второй подвиг меня на очередную порцию размышлений, почему, чтоб наглядно увидеть историю большинства городов, нужно быть археологом?!), ну, и из-за князей Острожских не мог не проехать мимо Острога. В Ровно сел не на ту электричку, и, вместо того, чтоб доехать до Луцка а там думать, как быть дальше, раньше времени вернулся на родину. С Синеокой еще граничит Киевская область, и миновать мать городов русских на пути от Чернигова до Житомира невозможно.

Но я, собственно, не о Киеве (в котором не был лет 20, и который почти не узнал), а о том, что для четырех областей список городов у меня получился какой-то коротковатый! Или нормально?.. В России я (в основном) бывал только в столицах субъектов федерации. Для Синеокой "шпаргалкой" для путешествий служит "Свод памятников истории и культуры", для России — мы в ее информационном пространстве, и "шпаргалок" целое море, а вот где искать информацию по южной соседке?!.

Но после того как доехал до города, проблемы на кончаются: план Житомира (без которого музей Короленко я бы не нашел) я почему-то смог купить только в Бердичеве; хотя две черниговские карты я видел в черниговских же киосках с прессой (за пределами вокзалов такие киоски я видел еще только в Остроге и Ровно), но тогда я еще ходил по городу только с карточкой, и купить их не смог (почему-то в то время, как в Синеокой даже киоски и лотки в райцентрах принимают карточки, даже пригородная касса на киевском вокзале меня послала снимать наличные); несмотря на обилие киосков с прессой в Ровно (у каждого мобильного оператора и не помню еще чьи), карту я увидел только в информационно-туристическом центре, и на ней был только центр города (вокзалы туда не вошли). Я понимаю: война, но мне кажется, что шпионы и диверсанты найдут способ добыть карту, а куда бедному туристу податься?

Впрочем, остается надеяться, что к следующей поездке z буду лучше знать: где что смотреть.
multylingual jewish

(no subject)

Совсем было отказался от затеи писать обзоры выписываемых мной журналов, но пришел четвертый номер за прошлый год "Восточной коллекции", - и я не могу молчать!
Как я понял, в восточной соседке возрождается советская традиция идеологически верных предисловий, за которыми может идти более-менее что угодно. Дело в том, что весь номер (в нем нет даже традиционных "[фото]Впечатления" и "Orientnet"! Правда, в "краткой библиографии по темам опубликованных статей" есть раздел "интернет-ресурсы", а фотографии, как всегда - в каждом материале (назвать все их статьями не позволяет совесть). Всего две страницы отчета об осенней деятельности журнала, три рекламы: 16 ярмарки non-fiction, выставки-продажи "Восточная коллекция" и комплекта открыток с репродукциями крымских картин Крало Боссоли, выпущенных журналом, и названных в этой рекламе "уникальным приложением к настоящему выпуску", т. е. и тут одна тематическая!.. Я так понимаю, что только нехорошая черта характера помешала редакции сделать это приложение бесплатным для подписчиков; что же, я к ним на Моховую не поеду!.. Еще две страницы, не связанные с темой - это содержание журнала за весь год) посвящен Бахчисарайскому историко-культурному заповеднику и связанным с ним (большей частью - крымско-татарским, также караимским и крымчакским) темам. И начинается он (после традиционных эпиграфа и содержания) с обращения к читателям Сергея Нарышкина: "В этом году Крым воссоединился с Россией. Это событие уже стало историческим фактом. Несомненно и то, что Крым связан с Россией общими корнями, уходящими в глубь веков. Связан исторически, а значит, духовно и ментально".
Дальше - статья Андрея Петрова "Память Крыма", начинающаяся с "в России сформировалось поколение, которое не ассоциирует историю Крыма с историей своей Родины. Мало кому из современных молодых людей, в отличие от их отцов и дедов, довелось воочию увидеть природные и рукотворные богатства этой земли, познать ее традиции и сложную историю". Бред! Во-первых, когда я последний раз был в Крыму (это, правда, было в 1998 году), по крайней мере Ялта была московская. Во-вторых, а что этой молодежи мешало все эти годы ездить в Крым? Я вот, из куда менее благополучной Беларуси, за годы независимости побывал в Узбекистане, в Молдове, Украине; Россию проехал до Владивостока. (Уже не про журнал, но в продолжение темы: в прошлом году про Крым регулярно приходилось читать: "конечно Крым российский! Я в нем в детстве отдыхал!" Если следовать этой логике, то следующее поколение россиян должно потребовать присоединить к России всякие Шарм эль-Шейхи, Анталии и прочие Гоа с Майорками...)
Не обошлось в номере и без истории, сильно напомнившей советские рассказы о Кулибине и прочих Кибальчичах: И. В. Болдырев с 1878 года работал над созданием фотопленки (вместо фотопластин) и "возможно, опробовал" ее при съемках в Бахчисарае. И только спустя годы ее стала выпускать фирма Kodak!..
В почему-то не вошедшем в содержание отрывке из "Путешествия по мертвым городам Крыма" Луи-Алексиса Бертена, писавшего под псевдонимом "Судак" (вошедшего в книгу, изданную в Симферополе в 2014) замечательная фраза: "В этих как бы интимных кварталах города многолюдно. Здесь, как вечером в церкви, слышишь звук своих шагов" и т. д. Явно вместо "много-" должно быть "малолюдно". Вне зависимости от того, чья эта опечатка (нашел я в журнале, издающимся бывшей Ленинкой (!!!) и "относятся к двусторонними вышивками"), в очередной раз возникает вопрос: это такой русский язык Россия защищает?! Спасибо, но я уж лучше своим русским пользоваться буду!..
Еще одну статью попытались начать "идеологически верно": "хайтарму" ("возвращение") попытались отнести не только к возвращению крымских татар на историческую родину, но и к аншлюсу. В статье "Пушкин как повод" есть странная фраза: "этот памятник любви мог смутить юных зрительниц из рядов нового романтического поколения: фонтан был испорчен"; хотя в других встречается словосочетание "романтические руины", куда более точно описывающие отношение романтиков к развалинам. Впрочем, ни Пушкин, ни Лермонтов полноценными романтиками не были, не смотря на все филиппики в адрес "скучного классицизма" и переводы из Гейне...
Впрочем, кроме указанных выше недостатков (если учесть, что журнал приходит с опозданием, а тут еще и крайний срок, когда на него можно подписаться, сократили на 5 дней, то, если они будут продолжаться, я не буду на него подписываться и сэкономлю деньги!), номер оказался удачным. Даже Украина не забыта: ни то, что Бахчисарай был предложен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО в 2013 году (про то, что в связи с нынешним статусом Крыма это включение будет нескорым, благоразумно умолчали: sapienti sat), ни то, что после 1934 года бахчисарайским дворцом исследователи и реставраторы занялись только со второй половины 1950-х (и были они киевскими), ни просто через запятую (есть благодарность и Татарстану, - но кушать-то надо!). В статье про Петера Симон Палласа (1741-1811) говорится, что в его время было три хозяйственно-культурных типа крымских татар (степь, предгорья, Южный берег), то в статьях о современности говорится только о двух (горские и прибрежные объединены в один). В общем, среди потерь для культурного многообразия, перечисленных в номере открыто, есть и те, которые читаются между строк.
gipsy

и по отдельности: на запад

Дорогу назад решил начать с Биробиджана. Он раскинулся как какой-нибудь Беломорск, кусками (хотя, вроде, и не на островах!). Тут (как в Великих Луках "Судьба и Родина - едины. Твоя родина - Великие Луки") "Судьба моя - Биробиджан" (но, в отличие от Великих Лук, это, насколько я знаю, - строка из гимна города). Памятник Шолом-Алейхему на местном Арбате, напротив гостиницы ("Восток" - как на это должен отреагировать иудей?) и ресторана, - лишнее доказательство, что смотреть тут, в общем-то, не на что (нет, как и во многих других городах есть карта с маршрутом по достопримечательностям, но почти все они - не архитектурные, про некоторые из них я скажу; и даже про те, которых в этом маршруте почему-то нет). Не про каждую (естественно - околоеврейскую) городскую скульптуру (кажется, пока - это самый восточный форпост этого веяния: в Хабровске я заметил только одну a la минская "Незнакомка") можно сказать, что удалась.
Когда гулял вечером, подумал, что в городе (кроме вокзала) принципиально нет газетных киосков (и там в одном карты Хабровска и Биробиджана стоят 180 и 200 рублей соответственно, в другом - 200 и 240). Однако утром понял, что ошибся: в одной из палаток продавались газеты, в том числе и "Биробижанская звезда" (не давшую лишиться языка многим еврейским пистелям со всего СССР "Биробиджанер штерн" видел только в виде типографии). Не купил: мне показалось, что от старой она отличается также, как нынешняя "Комсомолка" - от "Комсомолки" времен Маяковского. Может, и ошибся...
В 102-м номере "Нового литературного обозрения" меня просвещали о том, как писалась классическая еврейская литература (в смысле: из городского пейзажа исключалось все русское, за исключением, разве что, урядника; в 70-м номере "Неприкосновенного запаса" Сергей Харевский пишет, что Моисею Кульбаку с Минском удавалось сделать такое еще в 1920-е). Биробиджан построен явно не по этому принципу: если стать спиной к вокзалу лицом к неработающему фонтану с менорой и поднять глаза чуть направо, то за скульптурой еврейских переселенцев (в которых никакого желания строить "Красный Сион" я не заметил) виднеется кафедральный собор (даже на плане города религиозные организации отмечены крестом, а не щитом Давида). Полторы синагоги на город на то, что этот Сион предполагался именно красным, не спишешь... Даже на гербе Еврейской автономной области - тигр, а скульпутра на набережной - журавли (или аисты), а не goldene pave или klorwaysn tsigele.
Впрочем, церковь ЕХБ называется "Шолом", надписи на вокзале, части государственных учреждений и мемориальных досок (поэтесса Вассерман - на руссом и идиш, Шолом-Алейхем - только на русском) дублирются на идиш. Какой-то еврейский дух в городе поддерживтется (видел я и жертву этого духа, когда покупал билет до Красноярска: передо мной мужчина покупает билет до Одессы, женщина: "передавайте привет Одессе!"), но он какой-то "с миру по нитке" (в том числе есть и отсылающие к Одессе названия; но как наличие "Привоза" не делает Омск "жемчужиной у моря", так и Биробиджану эти надписи мало помогают), как зарождение города; "типичного биробижанца" я, например, себе не представляю...
Но, в заключение, сцена из жизни: остановка, полная народа. Мимо идут женщины: "там-то случилась авария, автобусы пустили в объезд, зря ждете"... И еще: местный театр (как и красноярский фонтан "Реки Сибири") заставил с тоской подумать: почему Апполона и муз не разместили около минского оперного?!
Хотя Красноярск и полон несочетаемых стилей, но это почему-то не раздражет. Планы города обладают удивительным свойством: когда нашел, что искал, видишь: правильно изображено!.. Пользоваться же планом по-обычному удавалось, может, часа три из без малого суток (так все отмеченное и не нашел)... Фонтаны в городе действительно замечательные (есть фонтан с Фемидой, есть с Лениным... Есть и перегибы: что, например, делает "Похищение Европы" чуть западнее цетра Сибири?! Или что Коломбина с Арлекино делают у ТЮЗа, можно сказать, за спиной Маяковского?), как и Параскева Пятница (из-за нее, собственно, я в Красноярске и выходил. Не пожалел. Для профана-меня главное ее достоинство: маленькая, а издалека видно! Хотя всего лишь часовня...).
Просто памятники и "городская скульптура" пордовали меньше (зачем глыба возле Чехова? Или под Андреем Дубенским - "ласточкины хвосты" Московского кремля?). Как в Минске - два нулевых километра, два Богдановича, две Евфросиньи Полоцкой, полтора Шевченко, так и в Красноярске - два Пушкина, два Сурикова, куча Лениных (в этом он тоже не одинок). Кстати: кроме памятника чешским легионерам на кладбище (аккурат между воинами-интернационалистами и павшим в Великой Отечественной. Впрочем, чешский памятник уравновешивается мемориальной доской Ярославу Гашеку, а рядом с мемориалом Великой Отечественной - памятный камень изгнанным калмыкам) других памятников героям и жертвам Гражданской войны не видел.
Город косит под Париж не только Эйфелевой башней, но и пальмами в кадках (кажется, в отличие от других деревьев "в горшках" - настоящими!), но субботняя очередь перед воротами городского парка за пять минут до его открытия все портит. Пожалел, что по дороге из Биробижана не завернул в Благовещенск: тогда как раз бы попал на "Красноярск поет Высоцкого" (в других городах или ничего такого не заметил, или то, что заметил, не понравилось зачислением Высоцкого в "шансон". В связи с его "Тюменской нефтью" и тюменским же памятником Эрве, особенно удивило это в Тюмени. Когда писался этот текст, на youtube было только одно выступление с этого концерта, поэтому, народ, поелитесь записью всего, плз!..). Дурацкая реклама, а вот городское радио не раздражало. И еще: какие только надписи не увидишь на киосках с прессой! Но только в Красноярске - "Розпечать".
Томск порадовал скамейками, городской скульптурой возле роддома (по обе стороны проспекта), музеем города и одной из площадей, на которые он смотрит (с барельефами об истории города); заинтересовал (я не пожалел 50 рублей. Кроме Клюева, чье единственное сохранившееся томское стихотворение показало, как он сломался: "Хлебников имаженистов" стал вполне традиционным поэтом; - меня там зацепила фотография какой-то "И. Полонской" - очень похожа на известную всем любителям Маяковского Нору. Вот так вот Советское правительство обходилось с родственниками "ближнего круга" "величайшего и гениальнешего"!..) музеем истории сталинских репрессий (рядом с которым кроме калмыцого мемориального камня, - они у них, что, стандартные? - стоят общий, латышский, польский и эстонский; зато другой указанный на карте памятник жертвам репрессий я почему-то не нашел!) в следственной тюрьме НКВД (которая, однако, охраняется государством как гораздо более приличное здание: церковно-приходской школы), и "убил" "святой Татьяной" с какими-то амурчиками на площади, где он соседствует с памятниками погибшим в Великую Отеественную и борцам за Советскую власть в Гражданскую. Также не удержались, чтоб не поставить у Ленина хотя бы часовню (в 2009-м это мне даже надоело!), но хоть не под нос, а сбоку - и то спасибо!
Томск, кажется, первый город, в котором я побывал, где Сакко и Ванцетти удостоились двух отдельных улиц (другим городом стала Тюмень, но из-за упомянутой раковой опухоли там они рискуют исчезнуть). Может, из-за раскиданности исторической застройки, тот новострой, что отгораживает одну из ее частей от Томи, раздражает куда меньше; более того: среди него есть несколько зданий, могщих лет чрез сто быть зачисленными в какую-нибудь "неоэклектику" со всеми вытекающими последствиями.
В Томске тоже есть "взвоз", так что вопрос некоторых кивлян "почему наши узвизы переводят как спуски?" подтверждается не только Саратовым и Тобольском!.. Уезжая, заметил магазин "Интрига" с "рукописной" вывеской, которую можно прочесть и как "И ни фига" (в одно слово) и жалел, что обошел далеко не весь город. И еще: не смотря на все его недостатки, когда я шел по проспекту Кирова, я жалел, что родился не в нем.
Думал было обойти Новосибирск молчанием, но все же скажу, что его детская железная дорога круче минской (детскими жеезными дорогми я стал меряться, погостив в Узбекистане). А вообще он не "зацепил": фигур на афишных тумбах для этого мало!.. А до сих пор висящее обещание отреставрировать сквер возле ДК им. Калинина - это вообще позорище!.. Даже сталинская архитектура требует спасения. Впрочем, под конец я начал различать в Новосибирске Новониколаевск (из нового не увидел ничего лучше "нулевого километра"), но большей частью боковым зрением, сил подходить ближе уже не было, а надписи "улица такая-то - бывшая такая-то" раздражали: зачем об этом писать, если от старой улицы на ней ничего не осталось?.. По разные стороны некоторых улиц - разные названия. Еще удивил костел "новорусской" архитектуры.
Про Омск осталось сказать совсем немного. Порадовал привокзальный Ленин, который не столько даже машет отъезжающим, сколько крестит их. "Реставрция омской крепости" понравилась куда меньше музея города Томска. Окрашенные в триколор столбы на главных улицах напомнили Унечу образца 2009 года, но почему-то раздражали меньше (может, из-за адмирала Колчака, которого боялся увидеть выше крыши, но память о котором, с первого взгляда, ограничена набором открыток). Омский (и тюменский, но омский - больше) костел какой-то лютеранский по архитектуре. Все остальное сказано о "городах в общем" и (где без конкретики) о Томске. И еще: на вокзале встрелися новый Бендер (не в смысле комбинатора, а в смысле голубой мечты детства, которая теперь из Рио де Жанейро правртилсь в Гоа).
Что до Тюмени, то, хотя усадьбы тюменских купцов поскромнее екатеринбургских, если бы не упомянутая раковая опухоль, это был бы лучший центр субъекта федерации в моем личном хитпараде! Повеселил номер такси 666-666 (в Тюмени он не единственный), но когда такой же номер такси я услышал в рекламе в Перми, я понял, что россияне уже не суеверны. Впечатлили "лавиноопасные" крыши, фрагмент первой городской мостовой, и то, что перекресток возле Дома Советов - нерегулируемый - и ничего!.. Правда, тюменское деревянное зодчество больше похоже на вызывающее жалость европейское, чем сибирское, и их Промышленный переулок - как когдатошний минский Кирпичный. Ну, и мосты через Туру не понравились.
Т. к. о Москве и Вязьме ничего писать не буду, ибо про них отметился в отчетах о предыдущих поездках, да и сейчас далеко от вокзала не отходил (разве что отмечу, то за год пассажиропоток Беларусь-Москва и обратно возрос, но еще не смертельно: если со дня на день билет можно купить только в купе, то на следующий день пацкарт вполне доступен), то осталась Пермь. Про развалины деревянного дома, для которых то, над чем я плакал в приволжских городах в 2009-м, - только полуфабрикаты, я уже написал. Законсервировать бы это безобрзие и показывть всем: до чего доводит небрежение культурой!.. Тут, конечно, всегда была богатая культурная жизнь, но мне показалось, что это (по гельмановский музей современного искусства включительно. Намек на современное искусство я обнружил во флаге пермского края) - попытка сбежать из этого архитектурного чистилища (я тут с больной ногой [пострадала при купании мобильника, но заболела только после Тюмени] даже к сталинке через весь квартал ринулся! Впрочем, и тут и они, и более древние нуждаются в реставрации), т. к. два туристических маршрута даже с прилегающими "довесками" - это капля в море!..
С больной ногой еду на вокзал Пермским трамваем. Он заявляет о своей неисправности и предлагает сесть в следующий за ним. Тот проезжает без остановки. Следующий по маршруту должен идти мимо, но - о счастье! - идет в депо. Через вокзал. Там были такие очереди, что испугался - и купил билет на электричку. Потом все-таки купил полноценный плацкарт, так что упомянутые уже потери случались и от потери самообладания.
noone

НЛО. 2009. #96. продожение

Думал, что продолжать рассказывать про очередной номер "НЛО" я буду очень медленно. А оказалось, что непрочитанными мной остались рецензии (в широком смысле к ним можно отнести и последние из рассматриваемых мной блоков), а писать подробней про остальное — это практически пересказывать содержание близко к тексту. Так что следите за сайтом и читайте оригиналы!..
Среди двух статей из "Социальной агрессии в начале 1910-х: Предвестия катаклизмов?" одна статья посвящена эпизоду биографии отца В. Набокова и его преломлению в творчестве последнего. Готов признать отсутствие у себя вкуса, но этот автор меня никогда не трогал, поэтому статью прочел равнодушно.
А вот Жолковкий вызвал негативные реакции. Прежде всего, поразило заявление, что российским футуристам (будетлянам) "манифесты давались легче, чем стихи". То, что примеры приводились тенденциозные — уже не удивило. Хотя даже в любом двухтомнике Маяковского без труда можно найти и прямо противоположное приведенным (например: "Слышите! / Каждый, / ненужный даже / должен жить: / нельзя, / нельзя ж его / в могилы траншей и блиндажей / вкопать заживо — / убийцы!"). Хлебников и Эйзенштейн автору тоже не нравятся. И другие фразы (вроде тех, что Маяковский обучался "азбуке с вывесок") заставили думать: а зачем уважающие себя издания публикуют тех, от кого "по журналам ... / пятна"?..
А вот про оба блока "Аксиологии памяти в литературе" (по мотивам "Исправленного издания" Петера Эстерхази и Интернет-дискуссии о "В Ленинграде, на рассвете ..." Виталия Пуханова) могу сказать, что считаю очень символичным, что я их прочитал в канун Дня Победы (хотя в первом блоке неприятно поразила идиосинкразия Евгения Попова к левым, а во втором — сообщение о том, что "Неизвестная блокада" Н. Ломагина прошла "практически незамеченной", а ссылки на недошедшего до меня Блюма в очередной раз заставили облизываться).