Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

multylingual jewish

сижу себе, никого не трогаю... ;)

... и случайно натыкаюсь на (неважно каком) сайте на рекламу фирмы ... "Ванцетти". В принципе, даже в моем детстве Сакко и Ванцетти больше были известны как названия улиц (думаю, что для многих, - только по песне СашБаша "Поезд № 193"). Но чтобы из них делали их именем называли ремни? В Германии? (Пусть даже и с 1983-го, а не 1933-го года.) Или это их белорусские распространители лучшего названия не придумали? Лажа какая-то!..
freedom from secularism

... еще раз, еще много-много раз ...

"Вражеские голоса" тоже отметили юбилей Высоцкого:

http://www.bbc.com/russian/features-42584197
http://www.bbc.co.uk/russian/features-42773618
http://ru.rfi.fr/rossiya/20180123-zhizn-i-smert-za-krasnymi-flazhkami-vladimiru-vysotskomu-80
http://ru.rfi.fr/rossiya/20180128-kakoe-vremya-goda-ne-lyubil-vysotskii
и т. д.

Вопрос о том, что молодежь понимает в его песнях, конечно, интересный: реалии уже изменились (вот, я написал про "голоса", а ведь если сейчас кто еще и продолжает вещать на коротких и средних волнах, - то это не надолго: общемировые тенденции однозначны и необратимы).

Но что интересно: если я давно переживал, что привыкшие к мобильникам поколения СашБашевское "шесть твоих цифр помнит мой телефон" поймут неправильно; признавался, что не могу представить, как "ее [Луну] без спутников и выпускать рискованно" Маяковского понималась до 1957 года; откуда-то узнал, что борода у форейтора в "Онегине" упомянута далеко не случайно (подозреваю, что большинство проходящих мимо него школьников абсолютно не в курсе); то за Высоцкого я почему-то спокоен.

Может, дело в том, что я, например, как не москвич и не ленинградец, о том, где именно находятся "три вокзала" и "пять углов", узнал уже после того, как услышал о них в песнях Высоцкого. Поэтому мне кажется, что исчезновение, например, службы 07 никак не мешает пониманию песни.

Но если авторы правы, и изменение реалий скажется на понимании текстов Высоцкого, то опять же: ничего не поделаешь: вся история искусства состоит в том, что какие-то смыслы из его произведений с течением времени выветриваются, а какие-то, - наоборот, вчитываются.

Проблема, наверное, именно в этом: нежелании "нормализации" Высоцкого (отсюда и контекст упоминания концертов в Кремле): как может быть он, совесть и т. д. быть "нормализован" (самому не хочется, но что поделаешь)?!

Интересней вопрос о самоцензуре. Вопрос о ней сложнее (по воспоминаниям Павла Лавута, Маяковский пропустил четверостишие про "калек и калекш" из стихотворения на смерть Есенина, когда читал его в соответствующем интернате; а уж "я хочу быть понят своей страной ..." в последние годы цитировалось так часто, что сложно представить себе человека, который бы не знал первоначальный вариант).

Что до атеизма Высоцкого, то строчкой "И мне не жаль распятого Христа" он не ограничивался: тут и "Возвращаюсь я с работы ...", и "Переворот в мозгах из края в край" (из-за обилия названий ограничусь первыми строчками песен). И эволюция была вовсе не однозначно к воцерковлению, не смотря на все "Купола" (и в "Конях привередливых" "ангелы поют ... злыми голосами", и в "Райских яблоках" "пред очами нерайское что-то"; да и сами "Купола" с "Я из дела ушел" можно понимать по разному: Высоцкий - это вам не Галич!). Так что в "скрепы" его можно втиснуть только сильно прилизав.

Пожалуй, в этом главная проблема и заключается: те, кто помнит, как Высоцкого прилизывали в СССР (уж не говоря про более махровые советские времена, кто слушал перестроечную серию пластинок "На концертах Владимира Высоцкого", тот помнит, что там тоже все шло постепенно: "блатные" песни появились только в седьмом выпуске, более серьезные - еще позже), тем страшно не нравится, что история повторяется, и на этот раз не сказать, что в виде фарса...
freedom from secularism

(no subject)

Переслушивая советскую песенную классику (конкретнее: Бернеса, Утесова и Шульженку, — о вкусах не спорят!), обратил внимание на разночтения в разных записях (увы! не про все из них с уверенностью могу сказать про год, в который они были сделаны). Чтоб не перегружать текст, ограничусь некоторыми околовоенными (т. е. не только военными, но и написанными после 1945 года; по крайней мере, творчество этих исполнителей, имхо, не стоит ограничивать хронологически!) песнями. По крайней мере, кое что из написанного — явный баян, присутствующий даже в Википедии, но все вместе, по-моему, выглядит довольно своеобразно...

Замены, вроде "немцев" на "фашистов", некоторых географических названий или будущего времени на настоящее, связанные с временем исполнения (например, до и после Победы), или еще более мелкие (вроде перемены слов местами или их замены синонимами), как объяснимые и где-то даже естественные, и даже количество языков в "Бомбардировщиках", рассматривать не буду. Перемены в мелодиях, как подозреваю, связанные с борьбой с идолопоклонством перед Западом, словами не выразить, поэтому про них тоже ничего писать не буду. Кому интересно — сам поищет и послушает.

Впрочем, не знаю, насколько можно отнести к синонимичным замены, вроде "крымской земли" на "нашей" в "Заветном камне". Но так как, к своему стыду, я не могу представить причины таких замен (в обеих версиях присутствует "русская кровь", так что объяснить замену 1954 годом не получается), их я тоже проигнорирую. Но такое же непонятное исчезновение из (или появление: к сожалению, хронология версий не всегда мне известна) "Партизанской бороды" вполне невинного куплета: "По врагу стреляю метко, / И зовут меня в строю / То ли 'дедушка', то 'дедка' / За бородку за мою. // Но повсюду боевому / Бородатому стрелку / И привет как молодому, / И почет как старику" проигнорировать не могу: в слишком много букв разница получилась!

Вот, есть "Песенка военных корреспондентов". Во всех вариантах есть куплет "Без глотка, товарищ, / Песню не заваришь, / Так давай по маленькой нальем! / Выпьем за писавших, / Выпьем за снимавших, / Выпьем за шагавших под огнем" с продолжением "Есть чтоб выпить повод ..." (есть, правда, вариант, в котором вторая из приведенных строк звучит "Так давай за дружеским столом", а седьмая — "Выпить есть нам повод", но это мелочи!), и "Выпьем за Победу ...". Но вот с припевом случилось что-то странное. В в первом (позже восстановленном) варианте пелось: "От ветров и водки / Хрипли наши глотки, — в другом же — странное: "От ветров и стужи / Петь мы стали хуже" . Тем самым следующая строчка ("Но мы скажем тем, кто упрекнет...") теряет хорошую часть смысла: за что упрекать-то таких правильных? Они ж не Лемешевы какие-нибудь!

Если б изменения были более последовательными, можно было бы подумать на очередную антиалкогольную кампанию (горбачевская в истории СССР была, возможно, самой радикальной, но отнюдь не единственной: одна из первых отметилась в стихотворениях Маяковского, а на волне другой Высоцкий написал свой "Милицейский протокол"; но, вроде бы, Утесов пел как раз между ними). Антиалкогольной кампанией также можно было бы объяснить исчезновение (наверное, всё-таки при переиздании) из "Нет, не забудет солдат" куплета: "Судьба разбросала по свету друзей, / Они не плясали на свадьбе моей, / Но первый налитый до края бокал / Я поднял за старых друзей, и сказал" или исчезновение из "Жди меня" куплета "Жди меня, и я вернусь, / Не желай добра / Всем, кто знает наизусть, / Что забыть пора. / Пусть поверят сын и мать / В то, что нет меня, / Пусть друзья устанут ждать, / Сядут у огня, Выпьют горькое вино / На помин души... / Жди. И с ними заодно / Выпить не спеши".

В записях конца 1940-х в песне "Где же вы теперь, друзья-однополчане?" Клавдия Шульженко пела: "Мы тебе хороший дом построим, / И дощечку прикрепим к окну", — а на юбилейном концерте в 1976 году — уже "Мы тебе хороший дом построим, / Чтобы было видно по всему". (Далее в обоих вариантах "Здесь живет семья российского героя, / Грудью защитившего страну".) Может, я личные чувства путаю с общественными, но, как мне кажется, всем запомнился более поздний вариант. Таким образом, ветеранам (вдруг) было обещано не только отдельное жилье (это обещание и в СНГ по Россию включительно выполнено не до конца!), но и, скажем так, повышенной комфортности. Это обещание, похоже, не выполнят уже никогда: даже там, где у ветеранов есть отдельный дом, обычно все по-прежнему ограничивается табличкой.

Внешняя политика тоже сказывалась на текстах. Третья строчку последнего куплета "Воспоминаний об эскадрилье 'Нормандия-Неман'" из "Не поддайся обману, французский собрат" превратилась "Говорю я: 'будь счастлив, французский собрат'" (не уверен, но что-то мне подсказывает, что эволюция шла именно в этом направлении). "Хотят ли русские войны" тоже существует в двух вариантах. В более полном (раннем?) не только есть строчка "Кто вас [вместо "нас" из более растиражированного] на Эльбе обнимал", но еще и целый куплет: "Поймет и докер, и рыбак, / Поймет рабочий и батрак, / Поймет народ любой страны: / Хотят ли русские войны".

При чем я не учитывал случаи, когда припевы выкидывались при переиздании одной и той же записи (а случалось и такое: например, исчезла часть военного куска из попурри "Всегда с песней", при чем эти "шапкозакидательские" куплеты я больше нигде не встречал!), речь шла только о разных исполнениях.